Приветствую Вас гостьRSS
Четверг,22.06.2017, 14:59

Меню сайта


Шкатулка чудес
Волшебные статьи [332]
Волшебные статьи
ВОЛШЕБНЫЕ РИТУАЛЫ [126]
Волшебные ритуалы, практики, мантры, упражнения, которые могут изменить Вашу жизнь к лучшему!
Притчи [65]
Притчи, сказки.
Рассказы и сказки [48]
Жизнь великих людей [7]

Рассылки Subscribe.Ru
Чудеса в нашей жизни
Подписаться письмом

Новые статьи
  • Абсолютная правда.

    правда

    Ты слышишь то, что хочешь слышать, а не то, что тебе сказали.
    И в обратную сторону точно так же. Оппонент слышит то, что сам себе напридумывает, а не то, что ты думаешь, что говоришь.
    Запутала?
    Сейчас попробую объяснить по-человечески… Есть в психологии такая штука как Интерпретация. Все что ты видишь, слышишь, ощущаешь и прочее вокруг ты пропускаешь через себя и свой опыт.
    Даже не так…

     

     

  • Выбросить негатив

     негатив


    Мы часто чувствуем необходимость реагировать на сложные ситуации или людей сразу, поэтому мы можем делать немало опрометчивых шагов. Психологи советуют вместо этого просто дать себе разрешение и время, чтобы подождать и посмотреть, что произойдет дальше.Анализ прошлых событий и попытка возложить на кого-то вину (в том числе обвинять себя) редко являются продуктивным выбором. Плохие вещи и недоразумения чаще происходят через ряд событий, как эффект домино. Ни один человек не является, как правило, полностью виноватым в конечном результате.

  • Заниматься нужно собой

    женщина


    Гармоничные отношения всегда начинаются с гармоничной женщины. Не с навыков манипулирования, не с секретных приемов, как удержать и женить, не с самоистязания по учебнику для будущих жён. Нет. Только гармоничная женщина может построить гармоничные отношения. И точка. Никак иначе.Когда женщине самой с собой хорошо, когда она не боится одиночества и может сама себя занять да так, что ей интересно, когда у неё адекватная самооценка и чувство собственного достоинства, когда она знает себя, свои потребности, когда она умиротворена и спокойна, когда она точно знает чего хочет, только тогда отношения складываются.

  • Дети – это всегда неудобно

     дети


    В детей мы бежим от бессмысленности жизни и бежим от детей, ища смыслы на стороне. Сколько народу было рождено ради склеивания дыры в груди? Ради оправдания собственного существования? Ради того, чтобы придать жизни хоть какой-то вектор?

    «Малыш, ты родился не для того, чтобы жить и творить. Ты родился для того, чтобы маме было не больно.» А ей больно. Ей все равно больно, ведь дети не предназначены быть костылями чьей-то судьбы. Пусть и родительской.

  • Любовь предотвращает коллапс души

     Любовь


    Понятие «любовь» возникает из-за иллюзии разделённости. Дух, Абсолют целостен и един. Чтобы познать себя, Дух сам в себе поляризуется, но не разделяется. Появляются понятия «мужское» и «женское».Это притяжение, образованное из-за естественного стремления стать целостным, единым, называется любовью.В физических законах это выражается гравитацией. Возлюбленные порою могут быть всегда рядом, вместе и не осознавать этой любви.

  • Бойтесь своих желаний

    желания

    Привет, я – Исполнитель Желаний. Есть такая штука на Небесах. Да, да, вы все правильно поняли – я исполняю ваши желания. Нет, я не ангел, я – исполнитель. Ну, агрегат такой, как мясорубка, например. Заложили кусок мяса – а на выходе фарш. Так же и я – заложили желание – а на выходе воплощение.Я давно с желаниями работаю. С тех пор как создали. А когда это началось – я и сам не помню. Наверное, с Начала Времен.

  • Цените свою жизнь

    Цените свою жизнь

    Уходите вовремя. Домой, даже если вас никто там не ждет, с зажигательной вечеринки, от гостей без «посошка», от неуместных связей и дурных привычек. От депрессии и мрачных мыслей, от тяжелых воспоминаний, из отношений, изживших себя, от людей, разрушающих вас, или от человека рядом с вами. Дайте ему и себе шанс обрести того (а может, и себя самого), с кем будет лучше, комфортней, спокойней в той форме, в которой надо каждому из вас. Если уж вы не способны это дать друг другу по тем или иным причинам, не лишайте друг друга попытки и надежды обрести это в других отношениях и в самом себе.

  • Начните первой!

    Начни с себяНикто не хочет начинать с себя. Вот в чем проблема любых отношений. Нам нравится играть в Тяни-Толкай и ждать первого шага от других людей.


    Я часто это слышу в разных формулировках:


    Я буду уважать маму, когда она перестанет мной командовать

    Я буду слушаться мужа, когда он начнет обо мне заботиться

    Я буду хорошо относиться к свекрови, когда она меня примет

  • Финансовый гороскоп на 2017 год для всех знаков

    Финансовый гороскоп


    С самого рождения звезды наделяют человека способностями к определенным занятиям и склонностью к определенным профессиям. Конечно, не каждый из нас рождается, чтобы преуспеть на поприще бизнеса и предпринимательства, и не всем дано с нуля заработать миллионы. Но даже работая на фирме или предприятии, можно достичь определенного финансового успеха. В любом случае не лишним будет учесть астрологические рекомендации и советы.

  • Как привычка реагировать негативно ухудшает качество Вашей жизни

    позитивное мышление


    Окружающий мир сам по себе не деградирует и не становится хуже. Мир становится хуже для данного конкретного человека. Параллельно с линией жизни, на которую жалуется человек, существуют линии, которые он в свое время оставил и где по-прежнему все хорошо. Выражая недовольство, человек настраивается на действительно худшие линии. А коли так, его реально втягивает на эти линии.Рождаясь, человек сначала принимает мир таким, каков он есть. Ребенку просто еще неизвестно, может ли быть хуже или лучше.

  • Чем ты проще, тем для них удобнее.

    Зрелость

    Зрелость и сложность – это когда умеешь зализывать раны, запудривать шрамы либо носить их гордо, как ордена.И еще твои ошибки, которые были то ли правда ошибками, а то ли настоящей любовью, которая всегда права.Но взрослость, зрелость и сложность – это когда умеешь зализывать раны, запудривать шрамы либо носить их гордо, как ордена. И реже чувствовать одиночество, а если чувствовать, то не бояться его.

  • Работа над собой

    Работа над собой


    Все больше и больше понимаю, что работать над собой можно по-разному, совсем по-разному, а главное, бесконечно, — ведь развитию, как и методам нет предела. Я лишь напишу о том, что стало в последнее время очень важно для меня в этом процессе, чтобы не заиграться. ДВА ПУТИ, ДВА ВЫБОРА. Раньше я работала над собой примерно так: Я была недовольна собой, это мне не нравилось, то не нравилось, это не так, то не так. И я постоянно пыталась себя изменить, т.е. улучшить всячески, а желательно сделать из себя некое совершенство – не в том плане, чтобы стать идеальной, а в том, чтобы я себя удовлетворяла, чтобы представлять из себя что-то такое, что я могла бы принять и полюбить.

  • Стадии внутреннего роста человека

    Личностный рост


    Для тех, кто движется по пути развития себя и мира вокруг себя.

    Тем, кто занимается изучением и познанием внутренней психологической природы человека и окружающего мира.

    Тем, кто идет по дороге осознанности, по пути личностного роста.

    Сначала человек просто живет и познает этот внешний мир. Как он устроен, что им управляет, и как найти в нем свое место. Он собирает факты, анализирует на основании того, что он видит и слышит об окружающем мире.

  • Три вещи, которые мужчине жизненно необходимо получить от женщины

    мужчина и женщина

    Несмотря на то, что все мы уникальны и у каждого из нас свои балансы интересов, есть базовые ожидания, которые имеют мужчины, и базовые ожидания, которые имеют женщины в отношениях. Это не капризы и не фантазии, это жизненная необходимость – получить определенные компоненты.

    Есть три вещи, которые мужчине жизненно необходимо получить от женщины, и соответственно три важных качества, необходимых в жизни женщины для того, чтобы мужчина рядом с ней расцветал.

  • Самооценка формируется в детстве

    Самооценка

    Почему, иногда, так сложно полюбить себя? Все мы знаем, что если не сможем этого сделать, то и никому другому не придет в голову любить нас.

    И действительно, если человек махнул на себя рукой, значит, такое отношение его вполне устраивает, и на большее со стороны окружающих он не претендует. Но осознать необходимость любви к себе - это одно, а вот как воплотить мысли в реальность - это уже другой, гораздо более сложный вопрос.

  • О чем нужно думать перед сном?

    мысли


    Хочу сразу предупредить читателя, что информация, которую ты прочтешь ниже, может перевернуть твое мышление, независимо от твоего желания. Поэтому рекомендую перед дальнейшим чтением быть очень внимательным и сосредоточенным.

    О чем ты думаешь перед сном? Какие мысли ты крутишь в голове?

    Готов поспорить, что ты не отдаешь себе отчет в том, что твое состояние утром зависит от мыслей перед сном. То, о чем ты думаешь перед сном - по сути определяет твое будущее, моделирует твою жизнь завтра.

  • Забей на все! (упадок сил)

    упадок сил


    Как-то раз Степанову все достало. Достало прямо до печенок – аж во рту горько. Оглянулась она вокруг – кругом одни заморочки. Муж вечно перед телевизором сидит, пультом щелкает, а розетки починить не допросишься, так и висят на соплях. Мама только и делает, что критикует: то борщ пересолен, то полы плохо вымыты, то внимания ей мало уделяют. Сынишка учиться не хочет, одни двойки в дневнике, да еще и врет на каждом шагу, и от компьютера не оторвешь. На работе тоже не сахар: круг обязанностей все шире, а денежный ручеек все уже, и пойди вякни – сразу скажут «не нравится – увольняйся».



     

  • Из чего складывается счастливая семья

    счастливая семья


    Большинство людей в этом мире - это семейные люди. Не важно, какому укладу жизни следует человек, важно его отношение к этому. Каждая женщина, выходя замуж, подсознательно мечтает, чтобы ее муж - стал единственным и любимым на всю жизнь. Однако, большинство замужних женщин знают, как порой непросто пронести эту любовь через всю жизнь, оставаясь счастливой и любимой.

  • Для чего даются неудачи?

    неудача


    Положительные мысли, настрои могут изменить мир вокруг вас в лучшую сторону. Ниточка за ниточкой тяните в клубок счастливые моменты, маленькие приятные радости. Вы не заметите, что этот клубок со временем станет большим и весомым. Неудачи и даются человеку для осмысления ошибок, неправильных действий, для очищения души от обид и застарелых травм. Именно после освобождения человек становится веселым и счастливым. И тогда говорят: "Как будто выросли крылья за спиной, хочется взлететь высоко-высоко".

  • Препятствия на нашем пути

    валун

    В очень давние времена один король велел своим слугам разместить на дороге огромный камень, который был не просто огромен! Он весил не меньше полутоны и к тому же был гладким со всех сторон. Слуги недоумевали, зачем королю понадобилась эта затея, от которой никакой пользы. Но король знал, что делает. И когда слуги с неимоверным трудом вкатили камень на дорогу, он спрятался неподалеку и стал наблюдать. Его интересовал только один вопрос - сдвинет ли кто-нибудь камень с дороги.

  • Как научиться доверять мужчине

    доверие мужчине


    Я очень часто слышу, как женщины становятся сильными поневоле. Когда есть муж, но ему почему-то ничего не нужно, он ничего не хочет, ничего не может. И так далее. И тогда женщина надевает супер-плащ и становится супер-женщиной. Она везет на себе детей, дом, работу и мужа.Но так как женское тело не предназначено для такого изматывающего труда, то рано или поздно она приходит к упадку сил, болезням и ненависти. Ненависть, конечно, адресована мужу. Который не выполнил свой долг. И конечно же, ни одна женщина не способна в этом положении испытывать счастье.



     

  • Привычки, которые приводят к бедности.

     бедность и богатство


    Привычки похожи на удобные кровати — в них легко лечь и трудно из них выбираться! Богатство нельзя приравнять к ощущению счастья. Но именно богатство позволяет людям чувствовать себя значимыми, оцененными, уважаемыми и влиятельными! И самое главное, богатство позволяет быть свободным в том, что человек делает.Давайте взглянем с другой стороны! Попытаемся выделить десять привычек, приводящих к бедности.

  • Мастерство творения реальности

    Мастерство творения


    Вся физическая жизнь действует в соответствии с законами природы. Бог установил во Вселенной Законы, которые позволяют тебе создавать в точности то, что ты выбираешь. Эти законы Вселенной невозможно ни нарушить, ни игнорировать. Ты не можешь не следовать Закону, ибо так все устроено. Ты не можешь устраниться от этого; не можешь действовать вне этого.

  • Искренность и гармония с собой.

    Искренность и гармония

    Я поняла для себя, что у человека может быть только свой путь, а следуя за кем-то можно только жить чужой жизнью и быть не самой собой, а повторением чужих мыслей.Конечно, можно и нужно чему-то учиться у знающих людей, ведь они не зря делятся своим опытом и мудростью, но обязательно нужно примерять это на себя и чувствовать подходит ли именно тебе это.

  • О причинах эмоций.

    эмоции

    Точка зрения. Гиппенрейтер Ю.Б. О причинах эмоций. Скрывать чувства обиды и боли часто учат с детства. Наверное, вам не раз приходилось слышать, как отец наставляет мальчика: «Не реви, лучше научись давать сдачи!» Отчего возникают «страдательные» чувства? Психологи дают очень определенный ответ: причина возникновения боли, страха, обиды —в неудовлетворении потребностей.

  • Действовать и быть счастливыми

    Счастье

    Одной из главных причин тотальной несчастливости человека является его нежелание, невозможность двигаться самостоятельно, действовать изнутри, смело идя к тем целям, которые являются значимыми. Большинство из нас вместо того, чтобы ДЕЛАТЬ предпочитают ЖДАТЬ, выверяя всевозможные за и против и готовя площадку для будущих действий, которым, в подавляющем большинстве случаев, так и не суждено реализоваться. В чем причина такой стагнации? И что мы ставим себе в оправдание безосновательной остановки?

  • Подобное притягивает подобное

    Закон притяжения

    Это закон, по которому ваша вера воплощается в жизнь. Он раскрывает, пожалуй, самый важный из всех факторов Успеха. Этот универсальный закон, впервые зафиксированный письменно примерно в 3000 г. до н. э. утверждает, что человек – живой магнит, неотвратимо притягивающий к себе людей, обстоятельства, идеи и ресурсы, гармонирующие с его доминантными мыслями. Закон гласит: «Подобное притягивает подобное».

     

  • 6 факторов удачи

     удача


    Факторы , которые могут быстро изменить Вашу жизнь.

    1. Ясность

    Ясность означает, что вы точно знаете, что именно вы хотите. Ясность – 80% удачи и самый главный фактор везения. Все успешные люди совершенно ясно представляют себе, ЧТО они хотят и что им нужно СДЕЛАТЬ, чтобы ПОЛУЧИТЬ желаемое.



     

  • Практика «11 дней чудес»

     Архангелы


    Сегодня хочу с Вами поделиться одной уникальной техникой, которая привлекает чудеса в нашу жизнь. Практика «11 дней чудес» может радикально изменить ваше мировосприятие и жизнь в целом.Практика направленна на взаимодействия с вашими ангелами. Они будут направлять вас и вести к лучшей жизни. Данная практика была передана Группой Архангела Михаила через Стива Ротера.Практика «11 дней чудес» уже много раз подтвердила свою эффективность.



     

  • Мужчина мужает, когда рядом настоящая женщина

    мужчина и женщина

    Мужчина — как росток дерева: в каких условиях он живёт, таким и вырастет дерево. Если молодому деревцу создать благоприятные условия, то из него вырастет роскошное дерево и будет дарить окружающим всё, что может. Дерево может быть сильным, стройным, красивым, может радовать всех окружающих своим существованием. Так и мужчина, если мужчину любят, ценят, уважают, он становится успешным, счастливым, сильным, добрым.

  • Призвание

    художник

    Художником он стал просто потому, что после школы надо было куда-то поступать. Он знал, что работа должна приносить удовольствие, а ему нравилось рисовать – так и был сделан выбор: он поступил в художественное училище.К этому времени он уже знал, что изображение предметов называется натюрморт, природы – пейзаж, людей – портрет, и еще много чего знал из области избранной профессии. Теперь ему предстояло узнать еще больше. «Для того, чтобы импровизировать, сначала надо научиться играть по нотам, — объявил на вводной лекции импозантный преподаватель, известный художник.

  • Не позволяйте управлять вами.

     манипуляция


    Каждый раз, когда в разговоре звучит слово «надо», когда речь идёт о долге или обязательствах, стоит задавать вопрос «Кому это надо?». Манипуляторы любят умалчивать о том, что желаемое нужно в первую очередь им.

    Например, фраза родителей «Тебе надо найти работу», очищенная от манипуляций, будет звучать так: «Мне надо, чтобы ты прекратил сидеть у меня на шее и пошёл работать». А пока отроку не надо идти работать, ему удобно сидится на шее.

  • Как научить детей уважать родителей.

     уважение

    Современные дети не знакомы с понятием «авторитет». Авторитет родителей уже давно разрушен. Что можно сделать?Думаю, эти вопросы волнуют каждого, у кого есть дети. Очень часто в отношениях с детьми мы чувствуем их привязанность и любовь, но не видим уважения по отношению к себе.Все мы подсознательно понимаем разницу между любовью и уважением, хотя бывает трудно объяснить её на словах.Я хотела бы начать с того, что дети – это наши зеркала, хотим мы это признавать или нет, но это так. И если наши дети относятся к нам неуважительно, пренебрежительно и перестают заботиться о нас, то это только потому, что мы к ним когда-то относились точно также.

  • Реалити-шоу

     привязанность


    — Ах, что это вы делаете? Зачем это вы ко мне веревку прицепляете?

    — Исполнители мы. Из Небесной Канцелярии. Сейчас тут будет реалити-шоу — ваши желания исполнять будем.

    - Ну так пожалуйста, исполняйте! Это мне очень приятно! Только веревка при чем?

    - Велено ваши желания исполнить в буквальном смысле слова. Вы вот, например, к своему мужу, Петру Николаевичу, привязаны? И мечтаете, чтобы он к вам так же крепко привязан был?



     

  • Путь к мудрости

     МУДРОСТЬМудрая жила на самом краю земли. Добираться к ней долго и трудно, но некоторым удается. Этой женщине – усталой, измученной, со сбитыми коленями и содранными ладошками – удалось. Местечко было мрачное: темное, сумеречное, неприветливое. И сама Мудрость была какая-то… размытая, что ли. Невнятная фигура в клубящемся тумане.
  • Кошелек для привлечения денег.

    Кошелек

    Запомните очень важное правило богатого человека: у денег всегда должен быть свой «дом», а точнее, кошелек. С сегодняшнего дня обзаведитесь новым кошельком. Деньги любят приходить в новые кошельки. Если вы будете покупать его сами – не скупитесь! Чтобы вам приятно было доставать его из сумки, вертеть в руках, открывать. Кошелек – это продолжение вашего имиджа. Кошелек должен быть достойным своего содержимого, и самое главное – вас! Большие деньги водятся только в большом дорогом кошельке!

  • Не бойтесь быть счастливыми!

     счастье

    Знаете, почему так мало людей счастливы? Потому что мы боимся быть счастливыми. Еще неизвестно чего боимся – счастья или несчастья. Потому что со вторым-то все понятно, близкие поддержат, помогут в случае чего. А как быть со счастьем? И вроде бы мы этого очень хотим, но – и вот таких «но» очень много.

  • Практикум «12 ступеней благодарности»

    Благодарность


    Каждая ступень – это один шаг к себе, к своей истинной сути. Каждая ступень – это раскрытие себя, расширение вашего внутреннего пространства. Когда произносите слова благодарности, почувствуйте, как ваше внутреннее пространство начинает расширяться. Почувствуйте вашу истинную внутреннюю вселенную.

    В словах благодарности нет никаких словесных формул. Говорите так, как чувствуете. Можно в молчании, можно вслух. Благодарите от души. Это нужно не кому-то, это нужно только вам.



     

  • Женские качества вдохновляющие мужчин

     Женские качества


    Существуют три женских качества, которые вдохновляют мужчину больше всего.

    Первое – это чувство достоинства.

    Второе качество – это проницательность. Или чуткость.

    И третье – благосклонность.

  • Как уберечься от негатива?

     агрессия

    Почему на нас нападают?
    Почему возникает внешняя агрессия в Ваш адрес?
    Как себя вести при «нападении» или просто при проявлении агрессии в Вашем присутствии?
    Как уберечься от негатива?

  • Общение с Высшими силами

     ангелы


    В преддверии Рождества, когда небеса открыты для наших обращений, хочу поговорить с Вами о том, как правильно задавать вопросы Высшим силам, в т.ч. вопросы ангелам.Я уверена, каждый из нас в своей жизни, так или иначе, получал сообщения от ангелов. Кто-то получал приветы с другой стороны в виде четких сигналов, выраженных в каких-то зрительных или слуховых образах — это могла быть фраза, произнесенная в вашей голове, или, может быть, какие-то видения, пришедшие как ответ на запрос.

  • Фея

     фея

    Однажды девочка, которая любила мечтать, встретилась с Феей. Где? Ну конечно, во сне! Ведь мечтательным девочкам снятся чудесные, волшебные сны!Фея и девочка вместе летали, кружились в хороводе с бабочками, зажигали звезды, прыгали с облачка на облачко, хохотали и веселились. А когда ночь подошла к концу, и пора было просыпаться, девочка очень огорчилась – ей так понравилась фейская жизнь!

  • Женское мнение о муже

    муж и жена«Как женщина думает о мужчине, таким он и становится. Поразительная вещь. Так всегда бывает. И ничего с этим нельзя сделать. Это как тайна какая-то, понимаете? Женская сила так сильна, она так тонко действует, что ничего нельзя сделать. Если женщина тебя считает ничтожеством, ты становишься ничтожеством. Ужасная сила, разрушительная. С другой стороны, женщина считает: «Очень хорошо. Мне такой мужчина нужен. Это мой человек», — сразу, он тут же меняется, начинает расцветать».


     



     

  • Стремление к совершенству

     совершенство

    Стремление к совершенству – путь для гармоничного развития личности. Что такое стремление к совершенству? Это поиск гармонии во всем, что нас окружает. Красота это тоже некий символ совершенства. Во все свои действия человеку нужно стараться привносить гармонию и красоту. Если все мысли будут уравновешенными, тогда само наше поведение и мысли станут гармоничными. Если внутреннее и внешнее поведение будет гармоничным, будет открыто больше возможностей для духовного роста.

  • О личных границах

     личные границы


    Обратите внимание, символом брака являются слегка перекрещенные кольца. Кольца, не поглощающие друг друга, а перекрещивающиеся только в одном участке. И это место, где они перекрещиваются — это и есть совместная с партнером деятельность. Но большая часть – это Ваша собственная жизнь. Подлинное партнерство – это способность, прежде всего, построить свое королевство. А когда у Вас королевство построено, Вы можете дружить с другим королевством, а именно, с королевством вашего партнера.

  • Как мотивировать себя

    мотивация


    Часто для достижения цели нам не хватает простой мотивации. Умом мы вроде все понимаем, а вот руки никак не доходят до дела. Хорошо, если у вас есть друг, который поможет вам в нужный момент, а если его нет, тогда читайте, какие бывают способы мотивации себя , чтобы применять их на практике. Выполните данные рекомендации последовательно. Это важно.

  • Ритуал "Ракета желаний"

     исполнение желаний


    Практика под названием "Ракета желаний" делается раз в месяц в новолуние. Новолуние - это уникальное время для составления планов и создания намерений. Мы создаем любые намерения, и материальные, и духовные, во всех сферах жизни. Такое положение луны способствует скорейшей материализации наших желаний. Тех желаний, которые идут из глубины души, которые нужны нам на самом деле.

  • Желание иметь и не иметь

     Желание« Много хочешь – мало получишь». Эта детская дразнилка имеет род собой основания. Только я бы ее перефразировал так: «Чем сильнее хочешь, тем меньше получишь». Когда вы чересчур сильно хотите что-либо получить, так, что готовы все поставить на карту, то создаете огромный избыточный потенциал, нарушающий равновесие. Равновесные силы отбросят вас на линии жизни, где желаемого предмета нет и в помине.
  • Отличия мужчин и женщин на энергетическом плане

    Отличия мужчин и женщин


    Что такое женщина, кто такая женщина и чем она отличается от мужчины? Помимо того, что у каждого есть свои функции, в нас и энергия двигается по-разному.В Ведах говорится о том, что у каждого человека есть 7 психических энергетических центров, самых активных, их часто называют чакрами. На самом деле их больше, но основных – 7. Мы устроены так, что у мужчин и у женщин энергия в этих центрах движется по-разному. У кого-то по часовой стрелке, у кого-то против часовой. Что дает активность или пассивность чакры. И получается, что мы полностью дополняем друг друга.



     

  • Магическая сила напутствия

     сила напутствия

    Задумывались ли вы о том, насколько важно, какие именно слова вы говорите человеку, провожая его? Доброе напутствие имеет для каждого из нас огромное значение — неважно, идем ли мы на экзамен или на переговоры по поводу трудоустройства, отправляемся на медицинское обследование или в дальнее путешествие.



Мир поэзии
[01.06.2015][Мир поэзии]
Танатос
[24.11.2014][Мир поэзии]
Как много тех
[21.11.2014][Мир поэзии]
Не бывает случайных падений.
[08.04.2014][Мир поэзии]
Когда мужчине женщина нужна
[21.03.2014][Мир поэзии]
Люди – «закаты» и люди – «рассветы»…


Мини-чат


Статистика
Онлайн всего: 3
Гостей: 2
Пользователей: 1
tatianaclass63
Сегодня были
Ardali, Нежная_Орхидея, ILARA, Krokodil, maxbinder2011, elena_lastuhovskaya, chinyas


Облако тегов


Обновления сайта

Получайте новые статьи на почту:



С Днём рождения!





Главная » Статьи » Чудеса в нашей жизни. » Притчи

Чайка по имени Джонатан Ливингстон
Чайка

Чайка по имени Джонатан Ливингстон.

Тому самому Джонатану,
чайке, живущей в каждом из нас.





Было утро, и солнце опять залило сияющим золотом спокойное море, чуть подернутое рябью.

В миле от берега забрасывал сети рыбацкий баркас, и, когда по Стае имени Завтрака разнеслось Слово, тысяча чаек разом поднялась в воздух, чтобы начать между собой привычную битву за кусочки пищи. Начинался еще один день, полный забот.

Но далеко в стороне, паря в полном одиночестве над баркасом и берегом моря, чайка по имени Джонатан Ливингстон занимался совсем иным. На высоте сто футов он опустил свои перепончатые лапки, задрал клюв и, превозмогая боль, напряг все мышцы, чтобы еще круче изогнуть крылья. Так он сможет лететь очень медленно, и наконец он настолько замедлил свой полет, что свист ветра превратился в тихий шепот, а океан под ним замер неподвижно. В яростном напряжении он прищурился, затаил дыхание и еще… на… дюйм… заломил крыло. И тут его перья встали дыбом, он совсем потерял скорость и рухнул вниз.

Чайки, как вы знаете, никогда не замирают в воздухе. Это для них бесчестье и позор.

Но чайка по имени Джонатан Ливингстон, без тени стыда заново круто изгибавший дрожащие от напряжения крылья — чтобы снова замедлить свой полет, а потом опять рухнуть вниз — был вовсе не обычной птицей.

Большинство чаек не утруждают себя излишними знаниями о полете — им вполне достаточно научиться летать от берега до пищи и обратно. Для большинства чаек главное не полет, а еда. Для этой же чайки, главное заключалось не в еде, а в самом полете. Больше всего на свете чайка по имени Джонатан Ливингстон любил летать.

Подобный образ мыслей, как выяснилось, не сулил ему большой популярности. Даже его родители не очень-то одобряли то, что Джонатан целыми днями летал один, сотни раз повторяя свои эксперименты с планированием на малых высотах.

Он не знал, например, почему, летя над водой на высоте меньше длины крыла, он оставался в воздухе дольше и меньше уставал. В конце своего планирующего полета он не как обычно бухался в море, поднимая фонтан брызг, а долго скользил по волнам, касаясь воды лапками, тесно прижатыми к телу. Когда он приземлился таким же образом и на берег, а затем принялся измерять шагами расстояние, которое он проскользил по песку, его родители встревожились не на шутку.

— Ну почему, Джон, почему? — причитала его мать. — Почему тебе так тяжело походить на других в нашей стае, Джон? Зачем ты летаешь так низко, ты же не пеликан и не альбатрос. Тебе надо хорошо питаться. Сынок, у тебя же остались одни перья да кости!

— Мамочка, ну и пусть у меня будут лишь перья да кости. Я просто хочу узнать, на что я способен в воздухе, вот и все. Я просто хочу узнать.

— Послушай, Джонатан, — сказал его отец, и в голосе его звучала доброта. — Зима уже близко. Лодок будет мало, а рыба уйдет в глубину. Если тебе обязательно надо учиться, тогда изучай пищу, и как ее побольше добыть. То, что ты изучаешь полет, конечно, неплохо, но, сам понимаешь, одним полетом сыт не будешь. Не забывай, что ты летаешь только для того, чтобы есть.

Джонатан послушно кивнул. И несколько дней старался вести себя как и все; он честно старался, с криком кружил в стае вокруг пирсов и рыбацких баркасов, сражаясь за кусочки хлеба и рыбы. Но у него ничего не получилось.

Все это совершенно бессмысленно, думал он, нарочно уронив треску, доставшуюся ему с большим трудом — ее тут же подхватила старая голодная чайка, гнавшаяся за ним. Все это выброшенное на ветер время я мог бы учиться летать. А мне так много еще надо узнать!

И вскоре чайка Джонатан снова в одиночестве парил вдали от берегов счастливый, голодный, постигающий неизведанное.

Теперь он изучал скорость и за неделю узнал о ней больше, чем самая быстрая чайка на свете.

На высоте тысячи футов он разогнался, что было сил, и нырнул в отвесное пике. Тогда он узнал, почему чайки не ныряют в скоростное отвесное пике. Всего лишь через шесть секунд он набрал скорость семьдесят миль в час, при которой крыло на взмахе становится неустойчивым.

Это повторялось раз за разом. Он был очень внимателен, работая на пределе своих возможностей, но каждый раз при наборе скорости терял управление.

Подъем до тысячи футов. Вначале предельно разогнаться по прямой, потом, продолжая работать крыльями, нырнуть круто вниз. Затем, и это повторялось каждый раз, его левое крыло выгибалось на взмахе, и он начинал быстро вращаться влево. Чтобы выровняться, он выгибал правое крыло, и тут же начиналось неудержимое беспорядочное вращение вправо.

Как он ни старался, все шло кувырком. Он пробовал десять раз подряд, но едва разогнавшись до семидесяти миль в час, он превращался в неуправляемый ворох перьев и раз за разом врезался в море.

И вот наконец, вымокнув до костей, он придумал. Главное — неподвижно держать крылья на высокой скорости, разогнаться до пятидесяти миль в час, а затем держать их неподвижно.

Поднявшись на две тысячи футов, он сделал еще одну попытку: разогнался до пятидесяти миль в час и нырнул вниз, вытянув клюв и неподвижно раскинув крылья. Это потребовало огромного напряжения сил, но все получилось, как надо. За десять секунд он разогнался до девяноста миль в час. Джонатан установил мировой рекорд скорости полета чайки!

Но победа была недолгой. Как только он начал выход из пике и изменил угол атаки своих крыльев, он моментально потерял управление, и этот кошмар начался снова. На скорости девяносто миль в час Джонатан закувыркался, словно подбитый зенитным снарядом, и врезался в каменную твердь моря.

Когда он пришел в себя, солнце уже давным-давно село, и тело его тихонько скользило по лунному свету, разлитому на поверхности океана. Измученные крылья казались отлитыми из свинца, но еще тяжелее была горечь поражения. Хорошо бы, чтобы меня утянуло на дно и мучения мои закончились, — вяло подумал он.

Он сильнее погрузился в воду, и тут в его голове гулко зазвучал незнакомый голос. Другого выхода нет. Ну что поделаешь? Я — чайка. Я ограничен тем, что дала мне природа. Если бы мне суждено было узнать о полете больше, чем другим, у меня в голове был бы компьютер. Если бы мне суждено было летать быстрее, у меня были бы короткие крылья, как у сокола, и я бы ел мышей, а не рыбу. Мой отец был прав. Я должен выбросить из головы все эти глупости. Я должен лететь в стаю и смириться с собой таким, какой я есть — бедной ограниченной чайкой.

Голос затих, и Джонатан согласился с ним. Ночью чайке место на берегу, и он поклялся, что с этого момента он будет обычной чайкой. От этого всем будет лучше.

Он с трудом оторвался от темной воды и полетел к берегу, радуясь, что он успел научиться экономить силы на бреющем полете.

Стоп, так не пойдет, — подумал он. Я больше не буду таким, как прежде. Я — обычная чайка и буду летать, как все. Поэтому он, превозмогая боль, поднялся до ста футов и, тяжело взмахивая крыльями, направился к берегу.

Решив стать обычным членом стаи, он почувствовал облегчение. Теперь его уже ничто не будет связывать с той силой, которая тянула его к новым знаниям, не будет больше радости неведомого, но не будет и горечи поражений. Да и здорово в общем-то было вот так, ни о чем больше не думая, лететь сквозь тьму к огням, горевшим вдали на берегу.

Темнота! Встревожено вскрикнул гулкий голос. Чайки никогда на летают в темноте!

Но Джонатан его не услышал. Да, здорово, думал он. Светит луна, и огоньки пляшут по волнам, искорками вспыхивая в ночи, все наполнено миром и покоем…

Спускайся! Чайки не летают в темноте! Если бы ты был создан для ночных полетов, у тебя были бы глаза совы! А в голове — компьютер! И крылья — короткие, как у сокола!

И тут летящий в ночи на высоте ста футов Джонатан Ливингстон неожиданно зажмурился. Мигом исчезла боль, забылись недавние клятвы.

Короткие крылья. Как у сокола!

Да вот же она, разгадка! Каким же я был дураком! Малюсенькое крыло! Мне надо сложить крылья и лететь на одних кончиках! Короткие крылья!

Он поднялся на две тысячи футов над черной гладью моря и, не раздумывая ни секунды о неудаче или смерти, прижал крылья к телу и, выставив наружу лишь их острые кончики, ринулся в пике.

Ветер ревел в ушах. Семьдесят миль в час, девяносто, сто двадцать и еще быстрей. Сейчас на скорости сто сорок миль в час напряжение на крыльях было намного слабее, чем прежде на семидесяти, лишь чуть-чуть повернув кончики крыльев, он вышел из пике и, словно живой снаряд, пронесся над волнами, освещенными луной.

Прищурившись, чтобы ветер не так резал глаза, он ликовал. Сто сорок миль в час! И под контролем! А если начать пике не с двух, а с пяти тысяч футов, интересно, какую скорость я…

Недавние клятвы были забыты, их унесло встречным ветром. Он не чувствовал вины за то, что нарушил свое обещание. Следовать ему могут лишь чайки, признающие незыблемость обыденной жизни. Тому же, кто в поиске знаний прикоснулся к совершенству, такие клятвы ни к чему.

На рассвете чайка Джонатан продолжил тренировку. С высоты пять тысяч футов рыбацкие баркасы казались щепками, плавающими на лазурной глади моря, а Стая имени Завтрака напоминала рой мошкары.

Чуть дрожа от радости, он был полон новых сил и очень гордился тем, что страха почти не чувствовал. Без всяких церемоний, сложив крылья и выставив наружу только их кончики, он рухнул вниз. На высоте четыре тысячи футов он уже успел набрать предельную скорость, а встречный ветер превратился в твердую стену, которая ревела и не давала ему разогнаться еще быстрей. Падая отвесно со скоростью двести четырнадцать миль в час, Джонатан сглотнул комок, застрявший в горле. Он знал, что, если на такой скорости крылья вдруг раскроются, его разорвет на тысячу частей. Но в этой скорости была скрыта сила, радость и сама красота.

Выход из пике он начал на высоте тысячи футов. Ураганный ветер трепал кончики крыльев, линия горизонта, баркас и стая чаек накренились и с быстротой молнии стали вырастать прямо у него на пути.

Остановиться он не мог, он даже не знал, как сделать поворот на такой скорости.

Столкновение означало бы мгновенную смерть.

Поэтому он просто зажмурился.

Случилось так, что в то утро, сразу после восхода солнца, чайка по имени Джонатан Ливингстон с ревом пронесся прямо сквозь самую середину Стаи имени Завтрака на скорости двести двенадцать миль в час с плотно зажмуренными глазами. В тот раз Чайка Удачи ему улыбнулась, и все остались живы.

К тому времени, когда он поднял клюв к зениту, скорость была еще сто шестьдесят миль в час. Когда же он снизил ее до двадцати и наконец расправил крылья, баркас снова казался щепкой, и до него было четыре тысячи футов.

Его захлестнула радость. Предельная скорость! Чайка достигла скорости двести четырнадцать миль в час! Это была победа, величайший момент в истории Стаи, и в ту секунду для Джонатана начался новый отсчет времени. Отправившись в свой уединенный район тренировок, он набрал восемь тысяч футов и немедленно нырнул вниз, чтобы научиться поворачивать в пикирующем полете.

Он открыл для себя, что для плавного поворота на этой бешенной скорости достаточно на долю дюйма сместить одно-единственное перо с кончика крыла. Однако, прежде чем он это узнал, выяснилось, что, если сместить несколько перьев, то тебя начинает вертеть волчком… Так Джонатан стал первой чайкой на Земле, выполнившей фигуры высшего пилотажа.

В тот день он ни секунды не истратил на разговоры с другими чайками, а тренировался до самой темноты. Он открыл для себя мертвую петлю, замедленную бочку, многовитковую бочку, перевернутый штопор, обратный иммельман и вираж.

Когда Джонатан вернулся на берег в стаю, была уже глубокая ночь. Он ужасно устал, но от радости не мог удержаться и при посадке сделал мертвую петлю с двойным переворотом прямо перед касанием земли. Когда они только услышат о Победе, думал он, они сами с ума от радости сойдут! Ведь сейчас жить станет намного интересней! Раньше была такая скука — таскаться за баркасами. А теперь жизнь обрела смысл! Мы можем подняться из невежества, мы можем почувствовать себя созданиями совершенства, разума и умения. Мы можем стать свободными. Мы можем научиться летать!

Будущее манило неведомыми обещаниями.

Когда он приземлился, все чайки собрались на Совет и, по всей видимости, стояли так уже давно. Они ждали.

— Чайка по имени Джонатан Ливингстон! Встань в центр!

Голос Старейшины был очень торжественен. В центр ставили только тех, кто заслужил величайший позор, или величайшую славу. В Центр Славы ставили будущих предводителей стаи. Конечно, подумал он, сегодня утром все видели Победу! Но мне славы вовсе и не надо. Я не желаю быть предводителем. Я просто хочу поделиться тем, что я узнал, показать горизонты, открывшиеся для каждого из нас. Он шагнул вперед.

— Чайка Джонатан Ливингстон, — повторил Старейшина. — Встань в Центр Позора, так чтобы тебя увидели товарищи по стае.

Его словно поленом по голове ударили. Колени задрожали, перья обвисли, зашумело в голове. В Центр Позора? Не может быть! А Победа! Они просто не понимают! Они ошиблись, ошиблись!

— …за его вопиющую безответственность, — тянул нараспев торжественный голос, — подрывающую честь и традиции Семьи Чаек…

Приказ встать в Центр Позора означал, что он будет изгнан из общества, отправлен в пожизненную ссылку на Дальние Утесы.

— …когда-нибудь, чайка Джонатан Ливингстон, ты узнаешь, что безответственность ничего хорошего не приносит. Жизнь непонятна и недоступна нашему пониманию. Известно лишь то, что нас выпустили в этот мир, чтобы мы ели и старались прожить как можно дольше.

На Совете Стаи провинившаяся чайка должна молчать, но Джонатан молчать не хотел.

— Безответственность? Братья мои! — вскричал он. — Кто же берет на себя большую ответственность, чем чайка, нашедшая высший смысл жизни и следующая ему? Тысячи лет мы знали лишь борьбу за рыбьи головы, но теперь у нас появился смысл жизни — учиться новому, делать открытия, стать свободными! Дайте мне один только шанс показать вам то, чему я научился…

Казалось Стая была высечена из камня.

— Закон Братства нарушен, — запели чайки разом, дружно заткнули уши и повернулись к нему спиной.

Чайка Джонатан доживал свой век в уединении, но мир его вовсе не ограничился Дальними Утесами. Его печалило не одиночество, а то, что другие чайки не захотели поверить в красоту полета, которая готова была им открыться. Прозреть они не пожелали.

Каждый день приносил новые знания. Оказалось, что, если на большой скорости нырнуть в воду, можно найти вкусную рыбу, косяками гуляющую на глубине десяти футов, поэтому для того, чтобы выжить, ему больше не нужны были рыбацкие баркасы и куски черствого хлеба. Он научился спать в воздухе, прокладывая курс под углом к ночному береговому бризу, улетая за ночь на сотни миль. Интуиция позволяла ему лететь в сильном тумане и подниматься в вышину к сияющей голубизне неба, когда все остальные чайки жались на берегу, промокшие до перышка. Используя высотные воздушные потоки, он улетал далеко в глубь суши и лакомился там насекомыми.

То, что он когда-то хотел подарить своей стае, досталось ему одному; он научился летать и не жалел о цене, которую ему пришлось за это заплатить. Джонатан обнаружил, что скука, страх и злоба укорачивают жизнь чайки и, избавившись от них, он прожил поистине долгую жизнь.

Они пришли вечером, когда Джонатан тихонько скользил по своему любимому небу. Две чайки, возникшие рядом с ним, мерцали звездным светом, и исходившее от них сияние было мягким и теплым в чистом ночном воздухе. Но прекрасней всего было мастерство, с которым они летели в дюйме от кончиков его собственных крыльев.

Не говоря ни слова, Джонатан подверг их испытанию, которое не смогла бы пройти ни одна чайка. Он выгнул крылья и снизил скорость до самого предела. Сверкающие птицы плавно замедлили свой полет, оставаясь рядом с ним. Они знали о сверхмедленном парении.

Он сложил крылья, сделал бочку и ринулся вниз со скоростью сто девяносто миль в час. Они вошли в пике вместе с ним, не нарушив идеального построения.

Наконец он начал гасить скорость вертикальной замедленной бочкой. С улыбкой они выполняли ее абсолютно синхронно.

Он перешел в горизонтальный полет и некоторое время летел молча.

— Ну ладно, — наконец молвил он, — кто вы такие?

— Мы из твоей Стаи, Джонатан. Мы — твои братья.

Голос был спокойным и сильным.

— Мы пришли, чтобы забрать тебя наверх, забрать тебя домой.

— Дома у меня нет. И Стаи у меня нет. Я — изгнанник. И летим мы сейчас на верхней границе Великого горного ветра. Еще несколько сотен футов и выше я уже не смогу поднять свое старое тело.

— Можешь, Джонатан. Ведь ты уже научился. Одна школа закончилась, пришла пора начинать учиться заново.

То, что освещало всю его жизнь, в этот момент ослепительно вспыхнуло, и Джонатан Ливингстон наконец понял. Они были правы. Он мог подняться выше, и пора было отправляться домой.

В последний раз он взглянул на небо, окинул взором прекрасную серебристую землю, на которой он многому успел научиться.

— Я готов, — сказал он.

И чайка по имени Джонатан Ливингстон полетел в высь за этими птицами, сверкавшими словно звезды, и они растаяли в ночном небе.
II

Вот он какой, рай, — подумал Джонатан и улыбнулся своей мысли. Не очень-то почтительно приниматься разглядывать рай в ту самую минуту, когда влетаешь в него.

Поднявшись выше облаков, заслонивших Землю, он заметил, что его тело начало светиться так же, как и у тех двух птиц, летевших рядом с ним. Конечно, за этими золотыми глазами скрывался все тот же молодой Джонатан Ливингстон, но внешняя оболочка его изменилась.

Тело осталось вроде бы таким же как у чайки, но летало оно намного лучше прежнего. Похоже, даже не напрягаясь, — подумал он, — я смогу разогнаться в два раза быстрее, чем в лучшие времена на Земле!

Теперь его перья сверкали белизной, а крылья стали абсолютно гладкими, словно их отлили из серебра и хорошенько отполировали. Исполненный радости он тут же решил проверить, на что они способны.

На скорости двести пятьдесят миль в час он почувствовал, что близок к максимальной скорости в горизонтальном полете. На скорости двести семьдесят три мили в час он понял, что быстрее разогнаться уже не может, и ощутил легкое разочарование. Возможности его нового тела все же были ограничены, и хоть его старый рекорд в горизонтальном полете был значительно превзойден, Джонатан уперся в некий предел, который нелегко будет преодолеть. В раю, подумал он, возможности должны быть ничем не ограничены.

В облаках мелькнул просвет, его спутники крикнули:

— Мягких посадок, Джонатан, — и растаяли в воздухе.

Он летел над морем, приближаясь к неровной кромке берега. Несколько чаек упражнялись в восходящих потоках у утесов. Вдали, на севере, у самого горизонта летело еще несколько птиц. Новое место, новые мысли, новые вопросы. Почему здесь так мало чаек? Рай должен быть ими переполнен! И почему я вдруг так устал? Считается, что в раю чайки не устают и не спят.

Где он об этом слышал? Память о жизни на Земле быстро тускнела. Конечно, Земля — это место, где он многому научился, но вот детали позабылись — вроде приходилось драться за корм, стать изгнанником.

Десяток чаек, летавших у берега, приблизились, чтобы его поприветствовать, но не произнесли при этом ни слова. Он лишь почувствовал, что они рады ему и что это — его дом. Для него это был очень большой день, день, начало которого он уже не помнил.

Он начал садиться, замахал крыльями, чтобы зависнуть в дюйме над землей, а затем легонько опустился на песок. Другие чайки тоже приземлились, но ни одна из них при этом даже пером не пошевелила. Раскинув сверкающие крылья, они разворачивались против ветра, а потом как-то их изгибали и останавливались в ту самую секунду, когда лапками касались земли. У них это здорово получалось, но Джонатан слишком устал, чтобы тут же этим заняться. Стоя на новом берегу, так и не проронив ни слова, он уже спал.

Вскоре он понял, что здесь он сможет узнать о полете не меньше, чем за всю свою предыдущую жизнь. Разница была лишь в одном. Тут жили чайки, которые мыслили так же как и он. Для каждой из них в жизни важнее всего было суметь превозмочь себя и прикоснуться к совершенству в том, что они так любили, а они любили летать. Птицы они были великолепные, как на подбор, и каждый день долгими часами они упражнялись в искусстве полета, разучивали сверхсложные фигуры высшего пилотажа.

Надолго Джонатан позабыл о мире, из которого он пришел, где его Стая жила, не желая видеть радости полета, используя дарованные им крылья только для того, чтобы найти пищу и наесться до отвала. Но время от времени на какое-то мгновение воспоминания приходили.

Однажды, отдыхая на берегу после разучивания бочек, исполняемых со сложенными крыльями, он снова вспомнил Землю.

— А где все остальные, Салливан? — молча спросил он своего инструктора, уже привыкший к телепатическому общению, которое заменяло здешним чайкам обычные крики. — Почему здесь нас так мало? Ведь там, где я когда-то жил…

— …были тысячи и тысячи чаек. Я знаю. — Салливан покачал головой. — Единственный ответ, который приходит мне в голову, это то, что ты, похоже, птица редкостная, одна на миллион. Большинство из нас продвигались вперед очень медленно. Мы переходили из одного мира в другой, который почти ничем не отличался от прежнего, тут же забывали, откуда мы пришли, не думая о том, куда мы идем, жили одним днем. Сколько, по-твоему, жизней нам пришлось прожить, прежде чем нам впервые пришло в голову, что есть в жизни нечто большее, чем просто драка за еду или власть в Стае? Тысячу жизней, Джон, десять тысяч! А затем еще сотню, прежде чем мы узнали, что есть такая штука, как совершенство, а потом еще сотню чтобы понять, что цель нашей жизни заключается в том, чтобы найти его и показать всему миру. Это правило, конечно же, остается в силе и теперь: мы выбираем себе следующий мир благодаря тому, чему научились в предыдущем. Если ничему не научимся, следующий мир будет как две капли воды похож на этот, все равно надо будет преодолеть те же ограничения и тяготы.

Он раскинул крылья и повернулся лицом к ветру.

— Но ты, Джон, — сказал он, — сразу научился многому, и тебе не пришлось жить тысячу жизней, чтобы попасть сюда.

Они снова поднялись в воздух и продолжили тренировку. Сделать многовитковую бочку в построении не так-то просто, ведь в перевернутой фазе Джонатану приходилось думать вверх ногами о том, как надо изогнуть крыло, чтобы его движение оставалось в полной гармонии с полетом инструктора.

— Давай попробуем еще раз, — снова и снова повторял Салливан, — еще раз. Вот наконец, — Хорошо, — и они перешли к отработке перевернутой мертвой петли.

Как-то вечером чайки, не участвовавшие в ночных полетах, стояли кучкой на берегу и размышляли. А Джонатан, набравшись мужества, подошел к Старейшине чаек, который, как поговаривали, вскоре должен был улететь в высшие миры.

— Чьянг, — начал он, слегка волнуясь.

Старая чайка посмотрел на него своими добрыми глазами.

— Да, сын мой? — Годы жизни не лишили Старейшину сил, а только укрепили его. Он летал лучше всех в Стае и обладал знаниями, о которых другие едва начинали догадываться.

— Чьянг, ведь этот мир — вовсе не рай, правда?

В лунном свете был видно, что Старейшина улыбнулся.

— Ты снова учишься, чайка Джонатан Ливингстон, — сказал он.

— А что происходит дальше? Куда мы идем? Рая вообще нет?

— Нет, Джонатан, места под названием рай не существует. Рай находится вне пространства и вне времени. Рай — это достижение совершенства. — Он умолк. — Ты ведь очень быстро летаешь, правда?

— Я… я люблю скорость, — растерянно пробормотал Джонатан, но его охватила гордость, что Старейшина заметил его успехи.

— Ты начнешь понимать, что такое рай, Джонатан, когда познаешь совершенную скорость. Это не тысяча миль в час, не миллион и не скорость света. Потому что любое число кроет в себе некий предел, а совершенство не знает пределов. Совершенная скорость, сын мой, это значит быть там, где пожелаешь.

Чьянг вдруг исчез и через мгновение появился футах в пятидесяти, у самой кромки воды. Затем он снова исчез, но в ту же секунду появился рядом с Джонатаном.

— Это забавно, — сказал он.

Джонатан был поражен. Он забыл про рай.

— Как ты это сделал? Что ты при этом чувствовал? А далеко можно так летать?

— Ты можешь отправиться в любое место или время, в какое только пожелаешь, — ответил Старейшина. — Я побывал во всех местах и временах, о которых мог только подумать. — Он посмотрел на море. — Странно все это. Чайки, которые хотят просто путешествовать и жертвуют ради этого совершенством, летают медленно и привязаны к одному месту. А те, кто отказывается от путешествий ради совершенства, могут в то же мгновение попасть куда угодно. Запомни, Джонатан, рай находится вне времени и пространства, потому что пространство и время абсолютно не имеют значения. Рай — это…

— А ты можешь научить меня так летать? — голос Джонатана дрожал от желания познать неведомое.

— Конечно, если ты хочешь этому научиться.

— Очень хочу. Когда мы можем начать?

— Прямо сейчас.

— Я хочу научиться так летать, — повторил Джонатан, и его глаза блеснули необычным светом. — Скажи, что мне надо делать?

Чьянг заговорил медленно, внимательно вглядываясь в молодую чайку:

— Чтобы летать со скоростью мысли в любую точку пространства, — сказал он, — ты прежде всего должен понять, что ты туда уже прилетел…

По словам Чьянга, все дело заключалось в том, что Джонатан должен был перестать видеть себя существом, заключенным в теле, ограниченном сорока двух дюймовым размахом крыльев, возможности которого можно построить на диаграмме. Все дело было в том, чтобы понять, что его истинная совершенная сущность жила подобно ненаписанному числу, одновременно повсюду во времени и пространстве.

День за днем, начиная еще до рассвета и заканчивая далеко за полночь, Джонатан упорно работал над собой. Но несмотря на все его усилия он ни на перышко не сдвинулся с места.

— Забудь о вере! — раз за разом повторял Чьянг. — Для того, чтобы летать, тебе нужна не вера, а понимание полета. И здесь то же самое. Попробуй еще раз…

И вот однажды, когда Джонатан как всегда, пытаясь сосредоточиться, стоял на берегу с закрытыми глазами, он вдруг понял, о чем ему так долго говорил Чьянг.

— Да это же истинная правда! Я и есть совершенная чайка, не знающая пределов и ограничений! — Его охватила буйная радость.

— Отлично! — сказал Чьянг, и в его голосе звучала победа.

Джонатан открыл глаза. Они со Старейшиной стояли на абсолютно чужом берегу — там деревья спускались до самой воды, а на небе горели два желтых солнца.

— Наконец-то ты понял, — продолжал Чьянг. — Но тебе придется немного поработать над самоконтролем…

Джонатан был поражен:

— Где мы?

Явно не придавая значения необычности окружающего мира, Чьянг, не задумываясь, ответил:

— Очевидно, мы на какой-то планете с зеленым небом, входящей в систему двойной звезды.

Джонатан радостно вскрикнул, издав первый звук с тех пор, как покинул Землю:

— ПОЛУЧИЛОСЬ!

— Ну, конечно, получилось, Джон, — сказал Чьянг. — Всегда получается, когда знаешь, что делаешь. Теперь насчет самоконтроля…

Когда они вернулись, уже стемнело. Другие чайки смотрели на Джонатана с благоговением, они видели, как он исчез с того места, где так долго стоял в неподвижности.

Но уже через минуту он прервал их поздравления.

— Я же здесь новичок! Я только приступил к занятиям. Это мне надо у вас учиться!

— Я удивляюсь этому, Джон, — сказал Салливан, стоявший рядом с ним. — У тебя меньше страха перед новыми знаниями, чем у любой из чаек, которых я видел за десять тысяч лет. — Стая замолчала, а Джонатан смущенно переступил с ноги на ногу.

— Мы можем начать работать со временем, если хочешь, — предложил Чьянг, — и ты научишься летать в прошлое и будущее. Тогда ты будешь готов к изучению самого сложного, самого могущественного и самого приятного. Ты будешь готов к полету в высь, чтобы познать значение доброты и любви.

Прошел месяц, или что-то вроде месяца. Джонатан впитывал новые знания с поразительной быстротой. Он всегда учился очень быстро даже в обычных условиях, а теперь, став личным учеником самого Старейшины, он поглощал новые идеи будто летающий компьютер.

Но вот наступил день, когда Чьянг исчез. Он тихо разговаривал со своей Стаей, призывая их никогда не останавливаться в учебе, тренировках и желании побольше познать совершенный невидимый принцип жизни. И тут его перья начали светиться все ярче и ярче, и в конце концов ни одна чайка уже не могла смотреть на него.

— Джонатан, — сказал он на прощанье, — работай и познавай любовь.

Когда они снова обрели способность видеть, Чьянг исчез.

Потом чайка Джонатан не раз предавался размышлениям о Земле, с которой он пришел. Если бы тогда он знал десятую или хотя бы сотую часть того, что он здесь узнал, насколько полнее и значимей была бы его жизнь! Он стоял на песке и думал, а вдруг сейчас там какая-нибудь чайка бьется, чтобы вырваться за пределы сковывающих ее ограничений, чтобы понять, что смысл полета не только в том, чтобы долететь до корки, брошенной с рыбацкой лодки. Может там даже появился настоящий изгнанник, осмелившийся бросить открывшуюся ему правду в лицо всей Стае. И чем больше Джонатан занимался уроками доброты, чем больше он трудился, чтобы познать природу любви, тем больше ему хотелось вернуться на Землю. Хоть он и был в прошлом одинок, но Джонатан Ливингстон был прирожденным учителем, и его собственный путь любви заключался в том, чтобы дарить крупицы истины, которые он успел открыть, тем, кто искал лишь случая, чтобы эту истину познать.

Салливан, уже освоивший полеты со скоростью мысли и помогавший научиться другим, был настроен скептически.

— Джон, ты уже был когда-то изгнанником. Почему же ты думаешь, что чайки из того мира послушали бы тебя сейчас? Ты же знаешь поговорку, а она верна: Чем выше летишь, тем дальше видишь. Чайки из того мира, откуда ты родом, стоят на песке, галдят и дерутся между собой. До рая им тысячу миль, а ты говоришь, что хочешь показать им рай там, где они стоят! Джон, да они не видят даже кончиков своих собственных крыльев! Оставайся здесь. Помогай новым чайкам, прилетающим сюда, они достаточно продвинуты, чтобы понять то, о чем ты им говоришь. — Он помолчал, а потом добавил. — А что если бы Чьянг вернулся в свой старый мир? Где бы ты был сегодня?

Последние слова решили все, и Салливан был прав. Когда летишь высоко, глядишь далеко.

Джонатан остался и работал с новичками, они были очень умными и быстро усваивали уроки. Но старое чувство возвращалось, и он не мог отогнать от себя мысль, что там на Земле одна или две чайки тоже смогли бы этому научиться. Сколько бы он знал сейчас, если бы Чьянг встретился ему в дни его изгнания.

— Салли, я должен вернуться, — сказал он наконец. — Твои ученики занимаются хорошо. Они могут помочь тебе обучать новичков.

Салливан вздохнул, но спорить не стал.

— Мне будет тебя не хватать, Джонатан, — только и сказал он.

— Салли, как не стыдно! — пожурил его Джонатан. — Не говори глупостей! Что же, наши ежедневные тренировки ничего не стоят? Если бы наша дружба зависела от таких пустяков, как пространство и время, то когда мы их наконец преодолели бы, выходит, мы уничтожили бы наше братство? Но преодолевшему пространство остается одно место — Здесь. Победившему время остается одно — Сейчас. Может нам все же удастся как-нибудь свидеться где-то посредине между Здесь и Сейчас, как ты думаешь?

Загрустивший было Салливан рассмеялся.

— Ты сумасшедший, — сказал он, и в голосе его звучала доброта… — Если кому-нибудь и удастся научить ползающего по земле заглянуть вперед на тысячу миль, так только Джонатану Ливингстону. — Он опустил глаза. — Прощай, Джон, мой дорогой друг.

— До свидания, Салли. Мы еще увидимся.

Произнеся это, Джонатан представил себе стаю чаек, стоящую на берегу совсем в другие времена, и с отработанной легкостью заново ощутил, что он — вовсе не тело из костей да перьев, а совершенная идея свободы и полета, не ведающая никаких ограничений.

Чайка по имени Флетчер Линд был еще довольно молод, но уже успел узнать, что ни с одной птицей ни одна Стая не обходилась так жестоко и несправедливо.

— И плевать мне на то, что они там болтают, — думал он, направляясь к Дальним Утесам, и пелена ярости застила ему глаза. — Полет — это вовсе не просто хлопанье крыльями для того, чтобы перетащиться из одного места в другое! Это… это… и комар может! Подумаешь, сделал-то всего одну бочечку вокруг Старейшины, пошутить хотел, а они меня — в изгнание! Слепые они, что ли? Почему они видят? Разве не понимают, как это будет здорово, если мы действительно научимся летать?

— Плевать мне, что они там думают. Я им покажу, что такое настоящий полет! Я стану настоящим Изгнанником, если они этого хотят. Они еще у меня все пожалеют…

И тут в его голове зазвучал голос, и хоть он был добр, от неожиданности молодой изгнанник даже кувыркнулся в воздухе.

— Не суди их слишком строго, чайка Флетчер. Отправляя тебя в изгнание, они только навредили сами себе, и когда-нибудь они это поймут, когда-нибудь они увидят то, что видишь ты. Прости их и помоги им понять.

В дюйме от кончика его правого крыла летела чайка, сверкающая невиданной белизной, легко скользя, не шелохнув ни перышка, на скорости близкой к рекордной скорости Флетча.

В голове молодой птицы все смешалось.

— Что происходит? Я сошел с ума? Я умер? Что это?

Его мысли прервал спокойный сильный голос, настоятельно требовавший ответа.

— Чайка по имени Флетчер Линд, ты хочешь научиться летать?

— ДА, ОЧЕНЬ ХОЧУ!

— Чайка по имени Флетчер Линд, готов ли ты ради беспредельной свободы полета простить Стаю и, обретя новые знания, когда-нибудь вернуться к ним и помочь им понять?

Обмануть эту великолепную птицу было невозможно, хоть и уязвленная гордость больно щемила сердце Флетчера.

— Да, я готов, — тихо сказал он.

— В таком случае, Флетчер, — молвило существо исполненное света, и в голосе его звучала доброта, — мы начнем с Горизонтального полета…
III

Джонатан медленно кружил над Дальними Утесами, глядя ввысь. Этот молодой Флетчер был несколько грубоват, но в остальном — почти идеальный ученик. В воздухе он был силен, быстр, легок, а самое главное, у него было неудержимое желание научиться летать.

Вот и он, дрожащий серый комок с ревом вышел из пике и пронесся рядом с инструктором на скорости сто пятьдесят миль в час. Он тут же начал новую попытку сделать шестнадцативитковую вертикальную замедленную бочку, громко отсчитывая обороты.

— …восемь… девять… десять… видишь-Джонатан-я-теряю-скорость… одиннадцать… я… хочу… научиться делать резкие остановки, как ты… двенадцать… но-разрази-гром-у меня не получаются… тринадцать… эти… три… последних оборота… без… четыр… а-а!

Тут он «сел на хвост» и от неудачи совсем взбеленился. Закувыркавшись, он перешел в перевернутый штопор и наконец, запыхавшись, сумел выровняться в сотне футов ниже своего инструктора.

— Ты напрасно тратишь на меня свое время, Джонатан! Я слишком глуп! Я — просто тупица! Стараюсь, стараюсь, но ничего не получается!

Джонатан посмотрел на него и кивнул.

— Конечно, ничего и не получится до тех пор, пока ты будешь так резко начинать подъем. Флетчер, ты потерял сорок миль в час на входе! Будь мягче! Решительней, но мягче, запомнил? — Он спланировал к своему ученику.

— Теперь попробуем сделать ее вместе, соблюдая построение. И будь внимательным в начале подъема. Входи мягко и легко.

К исходу третьего месяца у Джонатана появилось еще шесть учеников, все изгнанники, с любопытством внимавшие новой необычной идее о том, что полет должен приносить только радость.

Им было проще отрабатывать фигуры пилотажа, чем понять скрытый в них смысл.

— На самом деле каждый из нас — частица Великой Чайки, идея беспредельной свободы, — часто повторял им Джонатан, когда они стояли вечером на берегу, — и овладение мастерством полета — это шаг к тому, чтобы научиться выражать нашу истинную природу. Мы должны убрать с нашего пути все то, что нас ограничивает. Вот почему занятия скоростным и высшим пилотажем…

…а его ученики в это время засыпали, отдав все силы на тренировках. Они любили эти занятия, скорость будоражила их молодую кровь, и тяга к новым знаниям не утихала, а только становилась все сильней и сильней. Но ни один из них, даже Флетчер Линд, не мог пока поверить в то, что полет мысли может быть таким же реальным, как полет над бушующим морем.

— Все ваше тело, от клюва и до кончика хвоста, — иногда говорил им Джонотан, — лишь воплощение вашей мысли в зримом для вас виде. Разорвите цепи, сковывающие ваши мысли, и вы разорвете оковы, сдерживающие ваше тело…

Но как бы он им это ни втолковывал, все это скорее напоминало забавную сказку, а им очень хотелось спать.

Прошел всего только месяц, когда чайка Джонатан сказал, что им пора возвращаться в Стаю.

— Мы не готовы! — заявил чайка Генри Келвин. — Мы там никому не нужны! Мы — изгнанники! Мы же не можем напрашиваться и лететь туда, где нас не ждут, правда ведь?

— Мы свободны лететь, куда захотим, и быть такими, какие мы есть, — ответил Джонатан. Он поднялся в воздух и полетел на восток, туда, где обитала Стая.

На мгновение учеников охватило смятение, ведь по Закону Стаи изгнанник не имел права вернуться, а Закон ни разу не нарушали за десять тысяч лет. Закон говорил: оставайся здесь, Джонатан сказал: летите со мной; и к этому моменту он уже удалился на добрую милю. Если они и дальше будут топтаться в нерешительности, он окажется совсем один против злобной Стаи.

— Пожалуй, мы не обязаны подчиняться закону, если мы больше не члены Стаи, правда? — смущенно сказал Флетчер. — И кроме того, если начнется драка, от нас больше толку будет там, чем здесь.

Так они и появились с запада в то утро, едва не соприкасаясь кончиками крыльев. Они пронеслись над местом Совета Стаи на скорости сто тридцать пять миль в час. Джонатан летел впереди, справа держался Флетчер, слева старался не отставать Генри Келвин. Затем весь строй, со свистом рассекая воздух, плавно повернул направо, как один… все выровнялись… перевернулись… выровнялись.

Стая, как всегда бурно выяснявшая отношения, вдруг затихла словно при появлении этих птиц раздался удар грома, и восемь тысяч глаз, не моргая, следили за их полетом. Один за другим восемь пришельцев плавно перевернулись в воздухе и мягко сели на землю. Затем, словно подобные вещи случались чуть не каждый день, чайка Джонатан Ливингстон начал разбор полетов.

— Прежде всего, сказал он с ухмылкой, — вы все поздновато заняли свое место в строю…

Словно молния поразила Стаю. Они же изгнанники! И они вернулись! А это… этого не может быть! Мрачные предчувствия Флетчера рассеялись, Стая была в полной растерянности.

— Ну, хорошо, положим, они — изгнанники, — сказала одна молодая чайка, — но где они научились так летать?

Лишь через час по Стае разнеслось Слово Старейшины: Не замечайте их. Чайка, которая заговорит с изгнанником, сама станет изгнанником. Чайка, которая посмотрит на изгнанника, нарушит Закон Стаи. С этого момента все повернулись к ним спиной, но Джонатан, похоже, этого не заметил. Он проводил тренировку прямо над местом Совета и впервые заставил своих учеников показать все, на что они способны.

— Чайка Мартин! — закричал он. — Ты говорил, что умеешь летать медленно. Докажи свои слова. ЛЕТИ!

И вот тихоня Мартин Уильям, услыхав грозное требование учителя, с удивлением для себя стал знатоком низких скоростей. В легком дуновении ветерка он выгнул перья и без единого взмаха крыльев поднялся с песка в высь, до самых облаков, а потом так же плавно опустился вниз.

Затем чайка Чарлс-Роланд устремился вслед за Великим горным ветром и, набрав двадцать четыре тысячи футов, вернулся весь синий от холода, но счастливый и пообещал, что завтра поднимется еще выше.

Чайка Флетчер, больше всех любивший высший пилотаж, покорил наконец шестнадцативитковую вертикальную бочку, а на следующий день увенчал ее тройным переворотом через крыло. Его белые перья бросали пригоршни солнечных зайчиков на песок, откуда за ним украдкой наблюдала не одна пара глаз.

И каждую минуту Джонатан был рядом со своим учениками, показывал, предлагал, подсказывал и заставлял. Он летал с ними сквозь тучи и бури, сквозь ночную мглу, и это приносило ему радость, а в это время Стая жалкой кучкой топталась на берегу.

Когда полеты заканчивались и начинался отдых, ученики стали внимательнее прислушиваться к словам Джонатана. У него было много сумасшедших идей, которые они понять не могли, но были и отличные мысли, которые им были очень близки.

Постепенно, в ночи вокруг его учеников образовался еще один круг — в нем были чайки, с любопытством слушавшие его речи всю ночь напролет, не желавшие быть замеченными и замечать других, и они исчезли до рассвета.

Это случилось через месяц после Возвращения. Первая чайка из Стаи преступила запрет и попросила научить ее летать. Своей просьбой чайка Теренс Лоуэлл вынес себе приговор изгнания; он стал восьмым учеником Джонатана.

На следующую ночь из стаи к ним пришел чайка по имени Керк Мейнард. Он с трудом брел по песку, волоча левое крыло, и рухнул у ног Джонатана.

— Помоги мне, — попросил он тихим голосом умирающего. — Больше всего на свете я хочу летать…

— Ну что же, хорошо, — сказал чайка Джонатан. — Поднимись со мной в небо, и мы начнем.

— Ты не понял. Мое крыло. Я не могу им пошевелить.

— Чайка Мейнард, ты волен быть самим собой, выразить скрытую в тебе истину прямо здесь и сейчас, и ничто не может тебе помешать. Это Закон Великой Чайки, это закон Бытия.

— Ты говоришь, что я смогу полететь?

— Я говорю, что ты абсолютно свободен.

И тут в мгновение ока чайка Керк Мейнард просто раскинул свои крылья и, как перышко, поднялся в ночное небо. Стаю разбудил его крик, раздавшийся с высоты пятьсот футов. Изо всех сил Керк кричал:

— Я могу летать! Слушайте все! Я ЛЕЧУ!

К восходу солнца вокруг учеников собралась почти тысяча чаек, с любопытством разглядывавших Мейнарда. Им было уже все равно, видят их или нет, и они слушали, пытаясь понять слова чайки Джонатана.

А говорил он о простых вещах — что чайка рождена для полета, что свобода заключена в самой ее сущности, что надо убрать все, мешающее этой свободе, будь то традиции, предрассудки, или какие бы то ни было ограничения.

— Убрать, говоришь, — раздался голос из толпы, — а если это — Закон Стаи?

— Истинен лишь тот закон, что ведет к свободе, — ответил Джонатан. — Другого закона нет.

— Как же ты хочешь, чтобы мы научились летать, как летаешь ты? — раздался другой голос. — Ты птица особая, одаренная и святая, ты выше нас.

— Посмотри на Флетчера! Лоуэлла! Чарлса-Роланда! Джуди Ли! Они что, тоже особые, одаренные и святые? Не больше, чем ты, или я. Разница вся в том, что они уже начали понимать, кто они есть на самом деле, и стали это в себе проявлять.

Его ученики, за исключением чайки Флетчера, неуверенно затоптались на месте. Им еще не приходило в голову, чем они все это время занимались.

С каждым днем толпа становилась все больше. Они были готовы без устали расспрашивать, преклоняться и презирать.

— В Стае говорят, что ты — сын самой Великой Чайки, — как-то сказал Флетчер Джонатану после занятий по скоростному пилотажу, — или что ты на тысячу лет опередил свое время.

Джонатан вздохнул. Вот она, цена непонимания, — подумал он. Тебя назовут богом или дьяволом.

— А ты что думаешь, Флетчер? Мы опередили наше время?

Флетчер долго молчал.

— В общем-то, подобный стиль полета существовал всегда, ему надо было просто научиться; со временем это никак не связано. Может быть, моду мы несколько и обогнали, это верно. Летаем иначе, чем большинство.

— Уже неплохо, — согласился Джонатан, перевернулся и некоторое время летел лапками вверх. — Это намного лучше, чем опередить время.

Это случилось через неделю. Флетчер показывал элементы скоростного полета классу новичков. Он только-только начал выход из пике с высоты семь тысяч футов и серой тенью проносился в нескольких дюймах над берегом, когда птенец, впервые оторвавшийся от земли и звавший свою мамочку разделить его радость, очутился прямо у него на пути. Чтобы избежать столкновения у Флетчера Линда была лишь доля секунды. Он круто ушел влево и на скорости чуть больше двухсот миль в час врезался в гранитную скалу.

Ему показалось, что скала была огромной дверью в другой мир. В момент удара он оцепенел от ужаса, все померкло, и вдруг оказалось, что он снова летит, но уже в незнакомом чужом небе. Память то уходила, то возвращалась, так страшно и грустно, и жаль, что все так получилось, ужасно жаль.

И тут раздался голос, как в тот самый первый день, когда он встретил чайку по имени Джонатан Ливингстон.

— Дело все в том, Флетчер, что мы преодолеваем сдерживающие нас преграды по очереди, не спеша. Полет сквозь скалы по программе мы планировали изучать несколько позже.

— Джонатан!

— Также известный, как Сын Великой Чайки, — ответил его учитель довольно сухо.

— Что ты здесь делаешь? Эта скала! Разве… разве я не умер?

— Да ладно, Флетч. Подумай сам. Если ты сейчас со мной разговариваешь, то ясное дело, ты не умер. Ты просто умудрился довольно резко изменить свой уровень сознания. Тебе самому надо сделать выбор. Ты можешь остаться здесь и продолжить обучение на этом уровне — а он намного выше, чем тот, с которого ты ушел — или ты можешь вернуться и продолжить свою работу в Стае. Старейшины очень надеялись, что произойдет хоть какое-нибудь несчастье, но даже они не ожидали, что ты им так здорово подсобишь.

— Конечно же, я хочу вернуться в Стаю. Я ведь только-только начал занятия с новой группой!

— Очень хорошо, Флетчер. Помнишь, как мы говорили, что тело создано силой мысли…?

Чайка Флетчер встряхнул головой, расправил крылья и открыл глаза. Он стоял у подножья скалы, а вокруг собралась вся Стая. Когда он зашевелился, все разом загалдели.

— Он жив! Был мертв, а ожил!

— Тронул кончиком крыла! Воскресил! Сын Великой Чайки!

— Нет! Он это отрицает! Он — дьявол! ДЬЯВОЛ! Явился, чтобы сгубить нашу Стаю!

В толпе было около четырех тысяч чаек, крайне напуганных происходящим, и крик ДЬЯВОЛ! пронесся среди них словно порыв урагана. Глаза разгорелись, клювы воинственно сжались. Разорвать их на клочки!

— Может нам лучше покинуть их, а, Флетчер? — поинтересовался Джонатан.

— Я не стал бы сильно против этого возражать…

В ту же секунду они оказались в полу миле от того места, где клювы разъяренных чаек ударили в пустоту.

— Отчего, — пораженно сказал Джонатан, — труднее всего на свете убедить птицу в том, что она свободна и что она сможет сама себе это доказать, если немного потренируется? Почему это так сложно?

Флетчер все еще не мог прийти в себя от резкой перемены обстановки.

— Что ты сделал? Как мы здесь оказались?

— Ты ведь сам сказал, что хотел бы оказаться подальше от этой толпы, что забыл?

— Да! Но как ты…

— Как и все остальное, Флетчер. Дело практики.

К утру Стая забыла об охватившем ее безумии, но Флетчер ничего на забыл.

— Помнишь, Джонатан, ты как-то давно говорил о том, что надо очень сильно любить Стаю, чтобы вернуться к ней и помочь им научиться летать?

— Конечно помню.

— Я не понимаю, как ты можешь любить толпу, которая только что пыталась тебя растерзать.

— Что ты, Флетч, любить надо не это! Конечно, нельзя любить ненависть и злобу. Ты должен научиться видеть истинную чайку, то самое добро, живущее в каждом из них, и помочь им самим это в себе обнаружить. Вот что я называю любовью. Бывает занятно, когда этому научишься.

— Например, я помню одну молодую птичку, кипевшую от ярости, и звали ее чайка Флетчер Линд. Ее только-только отправили в изгнание, и она была готова до последней капли крови драться со всей Стаей и от обиды уже собиралась превратить Дальние Утесы в свою личную преисподнюю. А сегодня она строит рай на земле и ведет в него всю Стаю.

Флетчер повернулся к своему учителю, и в его глазах мелькнул страх.

— Я веду? Что значит, веду я? Учитель здесь ты. Ты не можешь покинуть нас!

— Разве? А ты не думаешь, что в мире могут быть и другие стаи, другие Флетчеры, которым учитель нужен больше, чем вам, ведь они еще не успели встать на путь к свету?

— Я не справлюсь, Джон, ведь я — птица обычная, а ты…

— …единственный Сын Великой Чайки, так я полагаю? — Джонатан вздохнул и посмотрел на горизонт, где небо сливалось с морем. — Я тебе больше не нужен. Ты должен каждый день понемногу открывать в себе ту истинную чайку Флетчера, для которого нет преград. Он — твой учитель. Ты должен понять его и суметь им стать.

Тут тело Джонатана засверкало, заструилось в воздухе и начало таять.

— Не позволяй им рассказывать обо мне всякие глупости, или сделать из меня божка, ладно? Я — чайка. Я люблю летать, может быть…

— Джонатан!

— Бедный Флетч. Не верь глазам своим. Им не дано видеть беспредельность. Смотри сердцем, найди то, что ты и так уже знаешь, и ты увидишь, как надо летать.

Сияние померкло. Джонатан исчез.

Чайка Флетчер постоял, а потом все же заставил себя взлететь. Его ждал класс новичков, желавших поскорее приступить к занятиям.

— Прежде всего, — сказал он с тяжелым сердцем, — вы должны понять, что чайка — это безграничная идея свободы, частица Великой Чайки, и все ваше тело, от клюва и до кончика хвоста, — лишь воплощение мысли.

Молодые чайки удивленно переглянулись. Что-то это не очень похоже на объяснение фигур пилотажа.

Флетчер вздохнул и начал все сначала.

— Так… Ладно… — он критически оглядел собравшихся. — Начнем с Горизонтального полета.

Произнеся эти слова, он внезапно понял, что в его друге и правда было не больше божественного, чем в самом Флетчере.

Так ты говорил, что нет ничего невозможного, Джон? — подумал он. Ладно, тогда недалек тот час, когда я появлюсь на твоем берегу и покажу тебе, как надо летать!

И хоть Флетчер очень старался выглядеть построже, он вдруг на мгновение увидел их всех такими, какими они были на самом деле, и полюбил это всем сердцем. Так нет ничего невозможного, Джонатан? — снова подумал он и улыбнулся. Пришла его пора учиться летать.

Ричард Бах
Категория: Притчи | Добавил: Ardali (07.10.2012)
Просмотров: 1344 | Теги: Ричард Бах, Чайка по имени Джонатан Ливингстон | Рейтинг: 5.0/1
На главную
Нравится?Расскажи друзьям


Пожалуйста,оставьте Ваш комментарий ниже.Ваше мнение очень важно для нас!
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Загадать желание



Волшебные практики


Форма входа

javascript://

Новое на форуме


Новости форума

Подписаться на форум:



Комментарии
Волшебный мир Звезд так далек и близок нам.У каждой свой путь и предназначение.Но дарить Свет.рассеивать темноту.вдохновлять красотой-это подарок нам каждой из них.Благодарю за щедрость подаренных знаний.

ЛЮБОВЬ да будет непритворна.( К римлянам.12:9)Благодарю

Вот это да!!!!Спасибо за такое подробное разъяснение!!!Только вчера обращалась к Вселенной, а сегодня хоп и такое письмо....Ещё раз огромное спасибо за урок!!!!

Какая замечательная сказка, она словно возвращает в детство! Спасибо большое, Эльфика!

Спасибо за ещё одну важную подсказку!!!

Спасибо за данную подсказку  и направление , которое мне сейчас так необходимо .  Спасибо за эту статью!!! Так во время))))

"Я никогда не пойду на митинг ПРОТИВ войны.но обязательно пойду  на митинг ЗА МИР"Мать Тереза


вот где самая сложность прорываться, сквозь колючки человека и дарить спокойствие, и радостность, любовь




Крупицы мудрости
•Самая счастливая жена не та, которая получила самого лучшего мужа, а та, которая сделала самое лучшее из того, что ей удалось получить.
•Настоящая любовь — это не та любовь, которая способна стойко перенести длительные годы разлуки и пережить самое далёкое расстояние между влюбленными, а та, которая с достоинством выдерживает годы непосредственной близости.
•Любить - значит видеть чудо, невидимое для других.
•Любить - это означает смотреть не друг на друга, а вместе, в одном направлении
•Выходя замуж, девушка меняет внимание многих мужчин на невнимание одного


Друзья сайта
Мастерская счастья

Copyright "ШКАТУЛКА ПОЛНАЯ ЧУДЕС.Измени жизнь к лучшему!"http://shkatulkachudes.com © 2011-2017
Администрация данного сайта не несет никакой ответственности за использование материалов доступных на этом сайте.
Вся информация на сайте предоставляется исключительно в ознакомительных целях.

Рейтинг@Mail.ru